Viipuri открытый заново

Viipuri открытый заново

Ностальгия приводит автора к финскому городу России.

Макс Якобсон

 

Шёл 1972 год, и я никогда не слышал о Viipuri,о городе, который сейчас называется Выборг и принадлежит России. Однажды, в морозный январский вечер, Берта Сокк, которая была уроженкой этого города в те времена, когда он еще был финским, принесла для меня огромный энциклопедический справочник. 

Мамка, как я ее называл, родилась в 1914 году и была свидетелем того, как ее родной город перешел от русских к финнам и трагически вернулся к русским в 1944 году навсегда. 

 

Я назвал Берту мамой, потому что она любила меня как сына, которого у нее никогда не было. Она штопала мои носки, вязала мне жилетки для суровой финской зимы и угощала меня калитками - карельскими пирогами из ржаной муки, фаршированные рисом, приготовленном в молоке.

Когда мы познакомились, я был всего лишь американским бойфрендом ее дочери. Я жил в Финляндии чтобы получше изучить структуру финского языка. Но мы любили друг друга с самого начала и, в конце концов, она стала моей тещей.

Книга, которую она мне показала, была напечатана очень давно и являлась  уникальной букинистической реликвией. В ней рассказывалось о путешествии 31 000 этнических финнов, которые вместе со своими детьми оказались в изгнании, покинули Выборг, когда Красная Армия вторглась в их родной город и он навсегда стал частью Советского Союза.

 

Все они переехали жить в свободную, демократическую Финляндскую Республику. В семейной истории была даже детская фотография моей девушки, маленькой Хильки (она родилась в 1953 году).

Можете себе представить?  Когда-то образцовый город, с большими усадебными домами и садами, был полностью опустошен после того, как эту территорию уступили Сталину войска барона Карлом Густава Маннергейма, бывшего генерала-лейтенанта Императорской русской армии и, во время Второй Мировой Войны, главнокомандующего финскими Вооруженными Силами. 

 

После войны Выборг был заселен советскими гражданами. Советское уныние заменило Ганзейское очарование, которое когда-то сделало город таким привлекательным местом для гордых финнов. Грандиозные усадебные дома были сожжены дотла. Финские названия улиц были вычеркнуты, заменены на такие, как улица Пионеров или улица Красной Армии.

 

Итак. В апреле 1972 года я купил автобусный тур выходного дня в Ленинград из Хельсинки. Экскурсионный пакет для путешествий за 40 долларов покупался в основном молодыми финнами, желающими повеселиться, попить дешевой водки и заглянуть за железный занавес.

 

Когда автобус прибыл, меня закрыли в моем отеле, жилье под названием Sputnik. На улице меня окружили уличные дети, которые  продавали коммунистические медали Ленина или Сталина за дезодорант, жвачку или синие джинсы. “Purukumi”,- взмолились они, следуя за мной. “Mina ostan. Hyva hinta." Это были единственные финские слова, которые они знали, и переводились они так:  «Жевательная резинка. Я покупаю. Хорошая цена”.

Я хотел посетить Выборг, что лежит в 105 километрах к северу, но девушка, которую я встретил в баре, сказала мне, что было бы рискованно покинуть город без разрешения.

 

Моя идея заключалась в том, чтобы увидеть, где выросла моя финская мама, сделать несколько снимков и показать ей, что я там побывал, побывал в Выборге. Но квест этот выполнить было невозможно, как и весь этот Дон Кихотский поступок, по крайней мере, в эпоху Брежнева.

Но почти 40 лет спустя я сделал это. Осенью 2011 года я узнал легкий путь в Россию: нужно было взять круизный рейс в Санкт-Петербург из Стокгольма и возвращаться через Хельсинки. Если вы когда-либо обращались за Российской визой, вы знаете, что это кошмарный бюрократический  процесс, который обычно кончается полным разочарованием.

 

Далее